Звездный гость

Николай Лебедев: «Работаю над проектом и чувствую себя первоклассником»

5
Режиссер, доказавший, что современное российское кино может быть интересным, качественным и при этом кассовым, рассказал журналу "Смородина" об искусстве и бокс-офисе, смоленском зрителе, переполненных залах кинотеатров и возврате денег в кино.
11 Октября 2016 13:29
617
0

«Сфера кино тем и специфична, что каждый раз ты начинаешь заново», – говорит автор «Змеиного источника», «Волкодава из рода Серых псов», «Звезды», «Легенды №17», «Экипажа».  Последний, кстати, шесть недель  лидировал в отечественном кинопрокате. Только за это время картину посмотрели более пяти миллионов зрителей. Выпустив ее менее полугода назад, Николай Лебедев трудится над сценарием  к следующему  фильму. Режиссер, доказавший, что современное российское кино может быть интересным, качественным и при этом кассовым, рассказал нам об искусстве и бокс-офисе, смоленском зрителе, переполненных залах кинотеатров и возврате денег в кино.

– Мне как-то позвонила Мира Григорьевна Тодоровская и сказала: «Я поехала на ваш «Экипаж» и не попала, потому что не было билетов». Я сказал, что чувствую себя виноватым, на что она ответила: «А я вот рада!» И это, действительно, здорово, когда на фильм нет билетов, а зал заполнен «под завязку». Это очень приятно. Я ведь такой древний человек, что помню гигантские очереди у дверей кинотеатров. И тоскую по тем временам. Надеюсь, что когда-нибудь они снова настанут.

На снимке: режиссер-постановщик Николай Лебедев.
На снимке: режиссер-постановщик Николай Лебедев.

– В недавнем интервью режиссер Павел Лунгин сказал, что сейчас такие времена, когда «ты хочешь делать искусство, а вынужден считать кассу». Николай Игоревич, Вы – человек, снимающий сегодня самое кассовое кино в России, также думаете, сколько билетов потом будет продано?

– Честно говоря, для меня нет никакого противоречия между кассой и искусством. Ведь, стоя в очереди за билетом в музеи Ватикана, желая посмотреть Сикстинскую капеллу Микеланджело, ни у кого не возникает вопроса: искусство это или нет? Что до меня, то снимая картину, меня заботит вовсе не касса, а то, смогут ли, захотят ли зрители посмотреть этот фильм, откликнутся ли на него и его проблемы. Я не снимаю кино для себя, всегда обращаюсь к зрителям. Мне очень важен диалог, общение, важно найти общий язык с аудиторией. Количество билетов для меня – это люди, которые приходят в зал, хотят увидеть фильм и приходят вновь, если им понравилась картина.1

– Ваш «Экипаж» снят по мотивам одноименной картины Александра Митты. Александр Наумович, кроме роли-камео,  принимал какое-либо участие в работе над фильмом?

– Александр Наумович вдохновил меня на эту картину, когда снял свой «Экипаж». Он – потрясающий педагог, мой учитель.  Мы с ним общаемся и дружим. Я показываю ему сценарии, монтажные сборки фильмов, мы их обсуждаем. После того, как он отснялся в «Экипаже», позвонил и сказал: «Мне так понравилось у тебя. А можно я еще приду, посмотрю?» Я сказал: «Конечно же, приходите!» Он приехал в павильон, смотрел декорации, общался с актерами, удивлялся. Вот такое участие было. Для меня это было очень ценно и радостно. Затем Александр Наумович посмотрел монтажную сборку, очень доброжелательно к увиденному отнесся, сказал, что это кино, сделанное по законам и стилистике сновидения. Для меня это очень ценная формулировка. А в остальном, как один режиссер может повлиять на другого? Только своими фильмами.

– Николай Игоревич, какое кино Вы любите?

О, перечислять можно очень долго. Я выбираю фильмы не по сюжету или актерскому составу, а по режиссерским именам. Стивен Спилберг, на мой взгляд, один из величайших режиссеров мира, умеющий увлекательно рассказать любую историю. Люблю, когда картина вызывает внутреннее волнение, когда, посмотрев фильм, ты хочешь к нему вернуться. В детстве я занимался кинолюбительством, и мне понятна сегодняшняя тенденция стилизации фильмов под «хоум-видео», съемки на видеокамеру, фотоаппарат-телефон. Мне это понятно, но малоинтересно. Увлекает кино, где есть пластика изображения, яркий, умный, интересный монтаж, цветовые и световые решения. Вот это мне гораздо ближе как зрителю и как режиссеру.4

– Российское кино смотрите?

– Последние несколько лет я занимался сначала одной своей картиной, потом сразу другой, без пауз. Я говорю про «Легенду №17» и «Экипаж». И у меня просто физически не было времени смотреть какое-либо кино вообще, не только российское. Что жаль, ведь я всегда был азартным зрителем. Мне это очень помогает, что называется, душу успокоить. Из последнего, что видел, понравилась картина Юрия Быкова «Дурак». Она – человеческая, живая. Я сопереживаю этим героям, кого-то поддерживаю, кого-то осуждаю, но при этом и понимаю тоже. Мне был интересен «Хороший мальчик» Оксаны Карас на «Кинотавре» в этом году, где я был председателем жюри основного конкурса. И «Ученик» Кирилла Серебренникова. И ряд других картин…
А вообще, я люблю хорошее кино и не важно, где оно сделано. У нас очень много замечательных режиссеров, очень. Было и есть сейчас. Это огромный мир – наше кино. Мы не ценим его, к сожалению. Мне кажется, очень зря. Российское кино – по-настоящему яркое и очень объемное во всех своих проявлениях.8

– Николай Игоревич, сегодня в битве за зрителя кинотеатры откровенно проигрывают интернету. Торренты, по-Вашему, это…

– Мне кажется, мы сами себя обкрадываем, когда смотрим фильм на маленьком экранчике компьютера. Кино создано для больших экранов – и звук, и изображение. И самое главное, что в зале возникает качественно иная, гораздо более яркая, более сильная эмоция. А кино – это ведь эмоция. И люди просто не понимают, до какой степени они лишают себя удовольствия, если это хороший фильм.

С другой стороны, в нашей стране есть много уголков, где фильм, если его не скачать, элементарно не дойдет до зрителя. Особенно сейчас, когда у нас разрушена система кинофикации. Было бы здорово, я говорю об идеальном варианте, если бы фильм выходил, его могли посмотреть все, кто хочет, на большом экране. И только после этого, чтобы он переходил в интернет. Раньше примерно такая система и существовала. Только вместо интернета было телевидение. Но, что главное, на телеэкран фильм выходил не сразу. А для проката это очень важно.

Ведь существует такая вещь, как кинопроизводство. Люди должны понимать, что скачивая фильм, пусть для разового просмотра, они приобретают продукт, произведенный кем-то. За него надо платить. Иначе это банальное воровство. Надеюсь, вскоре это будет определено законодательно. Не хочешь смотреть – не смотри, это твое право. А если смотришь, ты должен заплатить студии, которая произвела картину, чтобы она потом смогла произвести новую. В кино должны возвращаться деньги. А торренты этому как раз вредят.9

– Николай Игоревич, не могу не спросить, как случилось, что, несмотря на бесспорную победу в зрительском голосовании для всероссийской акции Ночь кино, «Экипаж» зрители, в том числе и в Смоленске,  в эту ночь так и не увидели?

– Дело в том, что «Экипаж» еще идет в кинотеатрах, поэтому, как я понимаю, нет смысла показывать его параллельно где-то, когда можно прийти в кинотеатр и посмотреть фильм в хорошем зале, в хорошем качестве.  Я очень надеюсь, что жизнь этой картины не ограничится несколькими месяцами. Ее можно будет увидеть еще и на большом экране, и на малых. А по поводу Смоленска у меня есть информация из первых рук. Здесь живет моя троюродная сестра, которую я очень люблю. Она несколько раз ходила на «Экипаж» и рассказывала мне, что картина вызвала большой интерес, понравилась смоленскому зрителю.

А еще со Смоленском у меня связаны самые теплые воспоминания, когда я приезжал к вам с картиной «Змеиный источник». Был полный зал. Помню, как люди стояли в проходах весь фильм, как после показа мы долго общались со зрителями. Это было очень интересно, живая реакция, получился настоящий диалог.hd_d1a8fefada

– Наверняка, диалог со зрителем у Вас складывается не всегда и приходится сталкиваться с недоброжелателями, завистниками. Тяжело переживаете, и что помогает не опускать руки, двигаться дальше?

– Уже, наверно, выработался иммунитет. На самом деле, ранит-то не критика, ранит непонимание или же надменная поза, бывает и такое. Иногда неприятно, но ничего страшного. В конце концов, самое глупое желание – понравиться всем и бессмысленно охотиться за этой химерой. Я просто стараюсь делать свое дело, а дальше пусть будет, как будет. Помогает понимание близких людей, желание двигаться дальше и осознание цели, к которой ты идешь. А цель ведь всегда одна – реализоваться в этом мире и сделать что-то полезное. Я именно про это снимал «Легенду №17». Мне кажется, одна из самых страшных трагедий, которая может произойти с человеком в жизни, — это невозможность реализовать себя. Когда человек хочет сделать что-то в жизни, а по каким-то причинам не может. Состояться в этом мире – это очень сложно, но очень важно.

Автор: Елизавета Ноздрина
Фото: Из личного архива