В истории

Каменное зеркало Смоленска

итр
Где в Смоленске располагался городок печатников, почему разобрали западный участок крепости и как всех чиновников Западной области уместили в пятиэтажном здании.
24 Ноября 2016 20:50
640
0

Жить в древнем городе всегда интересно, потому что в самых неожиданных его уголках перемежаются пласты и детали разнообразных и противоречивых эпох. Так случилось и со Смоленском. За тысячелетнюю историю город впитал в себя столько всего, что придирчивый взгляд исследователей может снова и снова добавлять штрихи к его портрету. Одним из интересных периодов в истории западного щита России стали 1930-е годы, время активной индустриализации, ударного строительства и архитектурных решений, которые до сих пор поражают воображение, правда только тех, кто их видит.

В середине октября в кафе AEblehaven состоялась публичная лекция известного смоленского историка и доцента СмолГУ Демьяна Валуева, которая называлась «Путешествие по Смоленску 1920-30-х годов». Те, кто собрался в уютном заведении промозглым октябрьским вечером, ничуть об этом не пожалели, поскольку за один час перенеслись почти на сто лет назад и смогли по-другому взглянуть на родные улицы, многое переосмыслить.

Исследователь на реальных примерах показал, что политические и социальные веяния, которые реализовывались в то время, нашли свое отражение в архитектуре, в кирпиче и бетоне. Много, конечно, сделать не удалось, но по крайне мере, становится понятен облик сегодняшнего города, ведь многое из того, что мы сейчас видим, задумывалось именно тогда.

Все идет по плану

Смоленск начала 1930-х годов представлял собой, по большому счету, большую деревню. То тут, то там высились солидные церкви, плыл над городом величавый Успенский собор, центральную часть опоясывала крепостная стена, но все остальное было сплошным частным сектором. Как это примерно было, можно представить и сейчас, если с Соборного холма взглянуть на восточный участок крепости. Там мало что поменялось: дороги практически не замощены, об асфальте и речи не идет, водопроводных сетей крайне мало.

Но именно тогда облик города преобразился, а сам он пережил самую масштабную стройку в своей истории. Стоит сказать, что до 30-х годов в Смоленске не было генплана, который бы подразумевал комплексное развитие городского пространства. Развивающаяся госсобственность на землю и стремительно развивавшаяся промышленность подталкивали к реализации глобальных идей.

За планировку Смоленска взялся знаменитый архитектор, автор Казанского вокзала в Москве, мавзолея, Марфо-Мариинской обители и многих других памятников Алексей Щусев. К 30-му году план был готов, за его реализацию «на земле» отвечал архитектор Николай Кондратенко.

«Часто задаю вопрос студентам, когда в Смоленске появилась канализация. У всех начинается ступор, а произошло это лишь в 1933 году, – говорит Демьян Валуев. – В молодежной газете «Большевистский молодняк» за 1929-й год была заметка, в которой были такие слова: «хоть нам, товарищи, и обидно это писать, но вполне по праву Смоленск называют вонючим городом».

Сегодня принято ругать сталинизм и его репрессии, хотя такая банальная и жизненно необходимая вещь, как канализация – тоже его наследие, а мы этим пользуемся и нос не воротим.

В середине 1920-х годов в Смоленске проживало около 60 тысяч человек, но рост промышленности подтянул за собой и демографию. 1929-й год – 78 тысяч, 1932-й – 100, 1939-й – 156 тысяч. На начало войны точных данных нет, но можно предполагать цифру около 160 тысяч. Стоит отметить, что после войны этот показатель был достигнут только к 60-м годам.

Жили люди в крайне стесненных условиях: в конце 20-х на человека по факту приходилось около 5,5 квадратов жилой площади, к 37-му году эта цифра опустилась до трех, а к началу войны выровнялась до 4,3 метров.

Участь крепости

В те времена на Молоховской (ныне Победы) площади стояла башня Молоховские ворота. Она была не оригинальной, а восстановленной после наполеоновского нашествия, поэтому в 1938 году ее взорвали, расширив место для площади. Как писали тогда в газетах «Смоленск полон исторических памятников, но история должна уступать эпохе».

0_c826a_aa3319e8_XXXL

Пострадали не только «новоделы», но и гораздо большие старые участки крепости. В средине 30-х в Смоленске работала комиссия Главнауки, которая постановила, что наиболее обветшавшие части стены, которые даже угрожали жизни людей разрушением (а таковых участков было действительно много), можно разобрать на стройматериал. Как это ни печально, но денег на реставрацию не было и тогда, а пятилетки было принято выполнять в четыре года. Таким образом, была утеряна большая часть стены от Днепра до Лопатинского сада, проходившая примерно по линии современной улицы Бакунина. Если сейчас там полазить по кустам, основание стены еще можно найти, строили в XVII веке на совесть.

«Как ни удивительно читать архивные дела, но механизации никакой не было. Строительных кранов или экскаваторов не было, люди носили кирпичи на спине, ту самую крепостную стену разбирали вручную, – говорит Демьян Валуев. – Из всех механизмов только тачка, раствор, скрепляющий кирпичи – очень прочный, добыть целый кирпич из стены практически невозможно, но эти отбитые куски создавали основу для дальнейшего раствора».

Большая семья

С 1929-й по 1937-й год Смоленск был центром громадной Западной области, в которую входили Смоленская, Брянская, а также Калужская, Тверская, Псковская и Новгородская области. Смоленск должен был стать крупным промышленным и административным центром.

Тогда построили, например, целую инфраструктуру льнокомбината (ныне известного как ТЦ «Галактика»), ТЭЦ-1 (правда тогда она называлась ГЭС – городская электростанция), питавшую льнокомбинат, целый «городок» печатников, от которого сегодня сохранилось, по сути, только здание бывшей типографии Смирнова (ТЦ «Атмосфера») да здание газеты «Красноармейская правда» (поликлиника №5). Изначально предполагалось, что производство будет вынесено за Днепр, а большой, как принято сейчас говорить кластер, будет создан в районе Красного Бора и Гнездова. Центр Смоленска хотели сделать жилым и очень культурным.

galaktika2

Административную роль играл Дом Советов Западной области, который стоял примерно на месте сегодняшней обладминистрации. Здание отличали простота и даже некий аскетизм. В пятиэтажном здании размещались чиновники региона, который был в пять раз больше современной Смоленщины. Причем первый этаж был занят общественными учреждениями. И, заметьте, всем хватало места. Единственным украшением, как и на других видных общественных зданиях, были часы. Время было дорого, у простых людей такой роскоши как часы не было.

«Стоит отметить, что и знаменитые часы на Большой Советской появились в годы первых пятилеток, тогда они назывались коммунальными часами, — отмечает Демьян Валуев. – Но никак не раньше, как указывается во многих источниках».

Кстати, чтобы построить Дом советов, в 1932 году была снесена Ильинская церковь XVIII века, находившаяся примерно на месте скверика слева от памятника Ленину, во время разборки церкви одна из стен обрушилась, похоронив нескольких рабочих. Молодого архитектора Дома Советов (ей же принадлежит и разработка Драмтеатра), которая, как утверждали злые языки, якобы приняла проект в дар от возрастного мужа, именитого московского архитектора Ивана Машкова, постигла печальная судьба. Потеряв супруга перед войной, она начала испытывать панические приступы, в результате которых боялась фашистов и предлагала всем сдаться, за что ее и расстреляли в 1942 году. По иронии судьбы, звали ее Софья Ильинская.

дом советов

В следующем выпуске мы продолжим наше путешествие по Смоленску 30-х годов. Поговорим про Красноармейскую площадь, дом ОУИТУ, комплекс зданий медгородка, дом-коммуну и другие сооружения тех лет.

Автор: Лев Котов