Культобзор

Дом, где «живут» шедевры

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
18 мая во всем мире отмечается Международный день музеев. В этот день музеи, как правило, распахивают свои двери для посетителей бесплатно, представляя постоянные и специально подготовленные к празднику экспозиции.
18 Мая 2016 11:00
636
0

Однако мало кто знает, что то, что мы можем посмотреть в залах, – лишь вершина айсберга. Львиная доля уникальных экспонатов скрыта от глаз в музейных фондах. Именно там «живут» будущие выставки, «отдыхают» экспонаты между короткими выходами «в свет». Правда, порой этот «отдых» длится десятки, а то и сотни лет. Специально к своему профессиональному празднику руководство Смоленского музея-заповедника решило показать нам несколько уникальных предметов из своих фондов, которые ранее никогда не экспонировались и которые никто, за исключением музейных работников, не видел.

 

Серебряный топор и рамка работы Фаберже

Снимок княгини в роскошном одеянии сделан в Париже в 1899 году. Выполнен он, как и все фотографии тех лет, на медной пластине. А обрамление для него В. Н. Тенишев заказал Карлу Фаберже к десятилетию свадьбы. Оформлен портрет в технике гильошированной эмали, которой виртуозно владели мастера фирмы Фаберже, равных им не было в мире. Каждая деталь на этом портрете несет свою смысловую нагрузку, говорят хранители. Например, рамку фото обегает жемчужник, а жемчуг символизировал чистоту. Плюс голубой цвет эмали обозначал высокую духовность и красоту. «Глядя на этот портрет, сразу чувствуется, что Вячеслав Николаевич Тенишев очень любил жену. Поэтому мы уверены, что рамка стояла на рабочем столе князя».

 
 

Еще один экспонат из коллекции драгоценных металлов – серебряный топор. Этот натурально выполненный сувенир подарили В. Н. Тенишеву на Всемирной выставке в Париже в 1900 году в память о закладке Сибирского дворца. Однажды, уже после смерти князя,  в дом Тенишевой забрались воры. Взломали шкафы, вытащили какие-то драгоценности, небольшие деньги. Коробка с этим топором лежала на виду, на окне. Грабители ее вскрыли, но на добычу не позарились, видимо, так и не поняв, что перед ними более полукилограмма серебра высшей пробы (из драгметалла отлито лезвие и обух). А М. К. Тенишева позже сделала запись в своем дневнике: «… И какой же самодуркой меня считали эти бандиты, что топоры она хранит в бархатных футлярах…».

Эти предметы – личные вещи Марии Клавдиевны, которые, в том числе, составляют огромное наследие Тенишевой. Специалисты условно делят его на три части – музей «Русская старина» (то собрание, что было подарено городу), ее личные вещи и так называемый «банковский клад» (античная коллекция, которая легла в основу диссертации княгини «Эмаль и инкрустация»). Основной фонд Смоленского музея-заповедника насчитывает 409 с половиной тысяч уникальных экспонатов, наглядно представляющих культуру и историю России с 11-го и до начала 20-го века. На сегодняшний день это одно из лучших собраний среди областных музеев страны. Но большинство экспонатов видели только специалисты и исследователи.

 

 
 

 

 

Исконно русский Никола

Мария Клавдиевна Тенишева отправляла целые экспедиции по всей России для сбора материалов, оставив нам в наследство поистине огромное собрание всевозможных тканей и вышивок. Хотя история умалчивает, как и когда к ней попал ярчайший образец золотного лицевого шитья. Такое шитье еще называли «живописью иглой» и русским шелком. Все нити при таком шитье положены поверху ткани-основы, а не на проем. Что характерно, на этом экспонате XVI века изображен один из исконно русских Чудотворцев – Николай Можайский с мечом и градом. Стоит отметить, что русские шелка пользовались большой популярностью в Европе, уже в XII веке в колоссальном количестве вывозились за рубеж. Особенно «живопись иглой» любили во Франции и на Афоне.

 

 

Похождения Людовика Возлюбленного и Острожская Библия

А вот огромная, почти метр на метр, книга на французском языке о визите короля Людовика XV (за любовные похождения его называли Возлюбленным) в Страсбург – шедевр из собрания редких книг. Этот фолиант середины XVIII века интересен сразу и как печатное издание (было создано не более 50 экземпляров), и как художественное произведение. Все путешествие Возлюбленного, встреча с горожанами, торжественный парад и праздничный салют, в общем, каждый шаг короля изображен гравюрами. Поражает тщательная проработка даже малейших деталей на полотне. Предположительно создание гравюр и их дальнейший оттиск на специальной тканевой бумаге заняли около трех лет. Поверьте, рассматривать эту книгу можно очень долго. Как и еще один шедевр – Библию первого русского книгопечатника Ивана Федорова 1581 года.

Когда листаешь эти страницы в идеальном состоянии, несмотря на солидный возраст издания, рассматриваешь вышивку или филигранную чеканку, задаешься только одним вопросом – почему они «вне зоны доступа»?  

Валентина Ивановна Склеенова, ведущий научный сотрудник Смоленского музея-заповедника, хранитель коллекции драгоценных металлов:

«Постоянно в экспозициях находятся только 7–10% фондов. Остальные в этот момент «отдыхают» в хранилищах. Ведь наша задача не только показать какой-то предмет современникам, но и сделать так, чтобы наши потомки через сто, двести и больше лет также смогли с ним познакомиться. Это нормальная практика для любого музея любого уровня. И наш музей-заповедник – не исключение. Другое дело, что, действительно, огромное количество предметов ни разу не выставлялась. До слез жалко, что их никто не видит. Но ответ прост – нам негде их выставлять. Для тканей и книг, к примеру, требуются определенные условия – свет, температура, влажность, специальные витрины. Вот мы последние годы и бьемся за реставрацию «Русской старины», где могли бы все это показать. Пока безуспешно. А ведь на основе наших коллекций мы могли бы создать музей мирового уровня. Ведь то, что люди прочитают об этом, это одно. Другое дело, когда человек, ребенок, придет в музей и увидит воочию, да плюс ему еще и расскажут. Это и есть эстетическое воспитание».

Автор: Елизавета Ноздрина
Фото: Александр Губарев