Говорят смоляне

«Мы отомстили за тебя!»

_gqe1tvq9ri
История Великой Отечественной в истории одной семьи
10 Мая 2017 12:14
176
0

Сороковые, роковые
Свинцовые, пороховые,
Война гуляет по России
А мы такие молодые!..

Давид Самойлов

Каждую семью в нашей стране с Великой Отечественной войной связывает своя история. И в каждой есть своя военная реликвия, бережно хранимая и передаваемая из поколения в поколение. В семье Макаренковых из Стодолищенского (Починковского) района Смоленской области, ныне разбросанной по всему бывшему Советскому Союзу, это – когда-то алый носовой платок, изрядно поблекший, но даже спустя 70 лет с отчетливо видными пятнами крови и надписью «Мы отомстим!».

phxnz17rzki

Весной 1941-го года ровесник века Ефим Демьянович Макаренков отпраздновал свой сорок первый день рождения. В Гражданскую войну воевал в 1-й Конной армии. Последние десять лет служил в милиции. Дома, в рабочем поселке Красное Знамя в Стодолищенском районе, где располагался крупный по тем временам стекольный завод, его ждала жена Наталья Аверьяновна и шестеро детей – Надежда, Дмитрий, Мария, Григорий, Павел и Леонид.

С началом Великой Отечественной войны старший сын Дмитрий ушел на фронт, сам же Ефим Демьянович по заданию Стодолищенского ВКП(б) был оставлен на оккупированной смоленской земле командиром партизанского отряда.
jizssahf6vu
Г.Е.Макаренков

«Война же до Смоленска докатилась достаточно быстро, уже в начале июля 1941 года немцы были в городе. В спешном порядке собирались диверсионные группы. А поскольку дедушка был сотрудником милиции, его и оставили здесь для подпольной работы», – рассказывает Светлана Павловна Макаренкова, внучка Е.Д. Макаренкова.

Обосновавшись в соседних лесах, действовали по обстоятельствам и делали, что могли. Собирали разведданные, оружие, устраивали засады на дорогах. Подорвали несколько мостов. Спилили большое количество телефонных опор на Хиславичи и уничтожили много километров кабеля, лишая, тем самым, оккупантов связи. Сожгли запасы торфа, заготовленные немцами. Перехватывали обозы с мукой и зерном. Для получения хоть какой-то информации восстановили радиостанцию, снятую с подбитого танка. Эти небольшие победы над врагом вселяли в местных жителей веру в скорую победу. То там, то здесь по району вспыхивало неповиновение захватчикам. Свой вклад вносили даже дети.
kpcjcs7gc2w
Д.Е. Макаренков

«Григорию было 17, Павлу 14, а Леониду 12. Мальчишки, кто на них внимания обращал?– вспоминает Светлана Павловна. – Папа рассказывал, как они по заданию отца бегали по соседним деревням, смотрели, есть немцы или нет, сколько их, постоянно там находятся или наездами. Но первой к отряду присоединилась Надя. Она готовила и носила партизанам продукты. Выполняла кое-какие поручения Ефима Демьяновича. И однажды передала сыновьям его просьбу заняться сбором оружия, патронов, гранат по местам боев. Надежно все спрятать, чтоб никто кроме них не знал, пока не потребуется. А еще запоминать, сколько, какой и куда движется техники, войск, номера танков».

Согласно директиве немецкого командования от 3 сентября 1941 года «на партизанскую деятельность следует немедленно реагировать, а обнаруженные банды подлежат уничтожению». В начале осени на бойцов отряда Макаренкова началась настоящая охота.
imafno8fgyo
Много лет эта диверсионная группа оставалась безымянной

В конце октября гестаповцы устроили жителям Красного Знамени ночную проверку документов, согнав всех на центральную площадь поселка. В этот вечер здесь как раз были несколько подпольщиков во главе с Ефимом Макаренковым. Кому-то удалось уйти, но Макаренкова, его заместителя Василия Гузикова, секретаря парторганизации отряда Ивана Рыбочкина и еще двоих арестовали. Три дня их допрашивали, пытаясь побоями и истязаниями получить информацию о группе. А 2 ноября партизан повесили на воротах стекольного завода. Немцы устроили в поселке показательную казнь, на которую опять же согнали всех жителей, поставив в первые ряды жен и детей арестованных.

Родным под страхом смерти запрещалось снимать повешенных раньше, чем через три дня. Однако вопреки приказу этой же ночью их похоронили на городском кладбище.

«Папа рассказывал, что еще и часа не прошло после казни, мама позвала их с Григорием, они взяли тачку и поехали к заводу за отцом, – вспоминает Светлана Павловна Макаренкова, внучка Е.Д. Макаренкова. – Говорил, когда привезли его домой, раздели, чтобы обмыть, бабушка упала в обморок, увидев, что фашисты с ним сделали».
o4yglst538w
Н.А. Макаренкова

В кармане брюк Ефима Демьяновича родные нашли носовой платок, весь в разводах крови. О судьбе отца старший сын Макаренковых Дмитрий узнал в 1943-ем году, когда приехал домой на короткую побывку после ранения. Тогда же на платке появились первые надписи – «это свидетельство пыток и издевательств немецких бандитов» и «мы отомстим!».

С тех пор платок так и хранился у Дмитрия. Остаток войны он прошел с этой реликвией. А следующая запись на нем датирована уже 9 мая 1945. «Мы отомстили за тебя, отец!»

Много лет эта диверсионная группа оставалась безымянной, о ней нигде не было никаких сведений. Многочисленные запросы в архивы Министерства обороны не давали никаких результатов. Только в 60-ых годах, проведя большую исследовательскую работу, сын Павел Ефимович нашел документальные подтверждения законного существования отряда Ефима Макаренкова и восстановил имена всех его членов и участников. В 1965 году, посмертно, Ефим Демьянович награжден медалью «За боевые заслуги». А спустя еще два года в поселке Красное Знамя Починковского района Смоленской области открыт памятник-обелиск партизанам-подпольщикам. Приблизительно в то же время семья Макаренковых передала окровавленный платок вместе с документами и фотографиями в смоленский музей Великой Отечественной войны.

Автор: Елизавета Ноздрина
Фото: Из личного архива и Александр Губарев